Афанасий Великий

Святитель Афанасий Великий

Смерть Христа

Все это Спаситель считал нужным сделать для того, чтобы, признавая Его телесные действия как дела Бога, люди, слепые к Его присутствию в творении, могли бы восстановиться для познания Отца. Ибо кто видел Его власть над злыми духами и их реакцию на это, и мог бы сомневаться, что Он был действительно Сыном, Мудростью и Силой Бога? Даже само творение не промолчало по Его воле и, изумленное, признало одним голосом пред крестом ту силу Его победы, что Пострадавший на нем в теле, не был только человеком, но Сын Божиим и Спасителем всех. Солнце скрылось, земля сотряслась, горы раскололись, все люди были поражены страхом. Это показало, что Христос на кресте был Богом и что все творение было Его рабом и засвидетельствовало своим страхом о присутствии своего Господина. Таким образом Божие Слово явило Себя людям через Свои дела. Мы должны теперь рассмотреть конец Его земной жизни и природу Его телесной смерти. Это в действительности есть сам центр нашей веры и всюду вы услышите, что люди говорят об этом; и этим также, не меньше, чем Его другими делами, Христос явился Богом и Сыном Божиим.


Мы разобрались с причиной для Его телесного явления, насколько обстоятельства и наше собственное понимание позволили это. Мы увидели, что для того, чтобы обратить тленных к нетлению не было ни одного другого способа, как только явление Самого Спасителя, Который в начале сотворил все из ничего. Только образ Отца мог бы освежить подобие Его образа в людях, и что никто, кроме нашего Господа Иисуса Христа не мог дать бессмертие смертным, и что только Слово, Кто управляет всем и единственный, истинный и единородный Сын Отца мог бы преподать людям о Нем и отменить поклонение идолам. Но кроме этого был долг, который должно было оплатить; ибо, как я сказал прежде, все люди должны были умереть. Тогда есть вторая причина, по которой Слово обитало среди нас. И именно это доказывало Его Божество через Его дела: Он мог предложить жертву за всех, предав смерти Свой собственный храм за всех, вызвать человека из смерти и освободить его от главного последствия первого преступления. В этом деле Он также явил Себя более могущественным, чем смерть, показывая первые плоды воскресения, то есть что Его собственное тело нетленно. Вы не должны удивляться, если мы повторяемся об этом. Мы говорим о том, что благоугодно Богу и о том, что Он в Своей мудрости и любви посчитал нужным сделать, и в одном деле несколькими способами выполнить все, чтобы избежать риска оставления чего-то нерешенным. Тело Слова, являясь реальным человеческим телом, несмотря на то, что оно было уникально образовано от девственницы и было смертно подобно другим телам, подлежащим смерти. Но пребывание в нем Слова освободило его от этой естественной ответственности, чтобы тление не могло коснуться его. Таким образом стало так, что два противоположных чуда имели место сразу: смерть, как присуще всем, могла поразить тело Господа; все же, так как Слово было в нем, смерть и тление были упразднены в том же самом теле. В нем должна была осуществиться смерть, и смерть за всех так, чтобы долг всех мог быть оплачен. Иначе, Слово, как я сказал, будучи Само по Себе неподвластным смерти, приняло смертное тело, которое Он мог бы предложить за всех, и пострадав за всех в этом теле: «… разгромить того, кто имел державу смерти, то есть дьявола и избавить тех, кто всю жизнь был порабощен страхом смерти».


Тогда не остается никаких страхов. Так как наш Спаситель умер за нас, мы, верующие во Христа больше не умираем так, как люди умирали раньше от проклятия закона. То осуждение прошло и теперь по благодати воскресения, тление изгнано и удалено, мы свободны от наших смертных тел во время благоприятное для каждого из нас, чтобы получить таким образом лучшее воскресение. Подобно посеву семян в землю, мы не погибаем, но подобно им встаем снова. Смерть упразднена благодатью Спасителя. Именно поэтому благословенный Павел, через которого все мы имеем уверенность воскресения, говорит: «Ибо тленному этому надлежит облечься в нетление и этому смертному должно облечься в бессмертие. Но когда это тленное облечется в нетление, и это смертное облечется в бессмертие, то исполнится сказанное, «смерть поглощена победой». О, смерть, где твое жало? О, ад (букв. могила), где твоя победа?»


» Ну хорошо,» — могут сказать некоторые, — «если Ему необходимо отдать Свое тело смерти за всех, то почему Он не поступил просто как Человек без того, чтобы идти на распятие на кресте за всех? Ему бы более удобно сделать это с честью без тела, чем вынести такую позорную смерть.» Но посмотрите на этот аргумент поближе, и вы убедитесь какой он просто человеческий, в то время как то, что сделал Спаситель поистине божественно и достойно Его Божества по нескольким причинам. Первое — это то, что смерть людей при обычных обстоятельствах есть результат их естественной слабости. Они по сути непостоянны и со временем, заболев и износившись, они умирают. Но Господь не подобен им. Он не слаб, Он — Сила Бога и Слова Бога и Сама Жизнь. Если бы Он умер спокойно в Своей постели подобно другим людям, то будет ли это выглядеть соответственно Его природе и так Он был бы действительно не больше других людей. Но так как Он был Самим Словом и Жизнью и Силой, Его тело было сотворено сильным и поэтому через смерть, перенесенную Им, Он усовершил Своей жертвой не Себя, а других. Если бы Он заболел, то Кто исцелил бы других? Или как то тело могло бы слабым и потерпеть поражение, если через него другие стали сильными? И здесь снова вы можете сказать: «Почему Он не предотвратил смерть, как предотвращал болезни?» Потому что Он принял тело именно для того, чтобы умереть, а если не было бы Его смерти, то не было бы воскресения. А о том, что болезнь не обитала в Его теле вы можете поспорить: «Разве Он не голодал?» Да! Он голодал, потому что это было свойственно Его телу, но Он не умер от голода, потому что Тот, Чье тело голодало, был Господом. И хотя Он умер для искупления всех, Он не увидел тления. Его тело воскресло в совершенном здравии, ибо это было тело ни кого иного, как Самой Жизни.
Еще кто-нибудь мог бы сказать, возможно, что лучше для Господа было избежать атак евреев против Него и так сохранить Свое тело от смерти совсем. Но посмотрите как не соответствовало это Ему. Также, как это не было бы подобающе для Него предать Свое тело смерти Самому, как Слову и Жизни, то также это не было совместимо с Ним и избегание смерти от других. И более того, Он не стремился к этому до последнего, ни в стремлении Его природы Он не оставлял Свое тело собственному полномочию и не избегал составляющих заговор Иудеев. И это действие не показало никакой ограниченности или слабости в Слове; так как Он и ждал смерти, чтобы разгромить ее и ускорить приношение жертвы за всех. Кроме того, поскольку это была смерть за все человечество, для которой Спаситель пришел, а не для Своей собственной, Он не оставил Свое тело смерти как частному делу, ибо для Него, как Жизни, это просто не было свойственно, но Он принял смерть от рук людей и таким образом полностью разгромил ее в собственном теле. Имеются некоторые другие соображения, которые позволяют понять, почему тело Господа имело такой конец. Высшая цель Его пришествия должна была иметь воскресение тела. Это должно было стать памятником Его победы над смертью, гарантией для всех, что Он Сам победил тление и что их собственные тела также будут в конечном счете нетленны; и это было символом и залогом будущего воскресения, а именно то, что Он сохранил Свое тело нетленным. Но если Его тело пало бы в болезни и Слово оставило бы его бы этом состоянии, то как это было бы неподобающе Ему! Должен ли Тот, Кто исцелял тела других забыть хранить Его собственное тело в здравии? Как можно было верить Его чудеса исцеления, если это было бы так? Конечно люди либо смеялись бы над Ним как неспособным рассеять болезнь или считали бы Его неполноценным в обычном человеческом смысле, потому что Он мог бы это делать, но так не было.


Предположим, не имея какой-либо болезни, Он скрывал Свое тело где-нибудь, а затем внезапно появился и сказал, что Он воскрес из мертвых. Его бы расценили просто как сказочника и так как не было бы никакого свидетеля Его смерти, никто не верил бы Его воскресению. Смерть была должна предшествовать воскресению, ибо без нее не может быть никакого воскресения. Тайная и не засвидетельствованная смерть оставила бы воскресение без любого доказательства или свидетельства, чтобы подтвердить его. Почему Он должен был умереть тайной смертью, когда Он объявил факт Своего воскресения открыто? Почему Он изгонял злых духов и исцелял человека, слепого от рождения и обращал воду в вино, и все это публично? Чтобы убедить людей, что Он был Словом и также объявить при всех, что Его смертное тело нетленно, и чтобы они верили, что Он является Жизнью? И как Его ученики могли бы иметь смелость, говоря о воскресении, если они не могли бы объявить факт того, что Он сначала умер? Или как их слушатели могли верить их утверждению, если они сами также не засвидетельствовали о Его смерти? Ибо если фарисеи во свое время отвергли верить и вынуждали других отрицать, но хотя это случилось перед их глазами, то сколько они изобрели бы оправданий неверию, если смерть была тайной? Или как могли бы смерть и победа над ней быть проповеданными, если бы Господь не явил их перед видом всех и нетлением Своего тела доказал, что впредь она будет аннулирована и недейственна?


Есть некоторые другие возможные возражения, которым также нужно ответить. Некоторые могли бы спорить, что даже представив Свою смерть при всех последующей вере в воскресение, Ему было бы лучше устроить благородную смерть для Себя и так избежать позора креста. Но даже это дало бы место для подозрения, что Его власть над смертью была ограничена особым видом смерти, которую Он выбрал для Себя; и это снова дало бы оправдание недоверию воскресению. Смерть пришла в Его тело, поэтому, не от Себя, а от вражеского действия, чтобы Спаситель мог бы отменить смерть в любой форме, которую бы они предложили Ему. Крепкий и сильный борец сам не выбирал бы себе противников, чтобы не подумали о них, что он их боится. Наоборот, он позволил бы зрителям выбирать их, и победив, он докажет свою превосходящую силу над ними тем более, чем более они враждебны. Также было и в этом случае со Христом. Он, Жизнь всех, наш Господь и Спаситель, не устраивал Себе способ собственной смерти, чтобы не показаться боящимся некоторого другого вида смерти. Нет, Он принял и перенес на кресте смерть от других, а именно Его особых врагов, смерть, для них наиболее ужасную и ни в коем случае нежелаемую. Он сделал это, чтобы, уничтожив смерть, в Него могли уверовать как в Жизнь и признали ее силу наконец упраздненной. Произошел таким образом изумительный и могущественный парадокс, ибо смерть, которую они думали причинить Ему в стыде и позоре, стала славным памятником поражению смерти. Он не претерпел смерть Иоанна Крестителя, которого обезглавили, и Его не перепилили, как Исаию. Даже в смерти Он сохранил целостность тела и был не разделен, чтобы не было никакого оправдания в будущем для тех, кто делил Церковь.


Так много возражений у внешних относительно Церкви. Но если любой честный Христианин захочет знать, почему Он перенес смерть на кресте и ни каким другим способом, то мы отвечаем так: ни каким другим способом не было угодно Господу предложить одну смерть за всех, именно она была прежде всего угодна Ему. Он пришел, чтобы понести проклятие, которое было на нас и как Он «мог стать проклятием» иначе чем, принять смерть проклятого? А эта смерть — на кресте, ибо написано «проклят всякий висящий на древе.» А еще смерть Господа есть умилостивление для всех и ею «стена разделения» разрушена и открыт доступ язычников. Как Он мог бы призвать нас, если Он не был распят, ибо только на кресте человек умирает с распростертыми руками? Здесь снова мы видим соответствие Его смерти в протянутых руках: это было для того, чтобы привлечь Свой древний народ с одной стороны с язычниками с другой и соединить их вместе в Себе. Он предсказал способ Своей смерти для искупления: «когда Я буду вознесен, то привлеку всех людей к Себе». Воздух — есть сфера дьявола, он — враг нашей расы, который, упав с небес, пытается с другими злыми духами, разделившими его неповиновение и удерживающими души от истины, препятствуют прогрессу тех, кто следует за ней. Апостол обсуждая это, говорит, «Согласно князю силы в воздухе, духа, действующего теперь в сынах неповиновения.» Но Господь пришел, чтобы свергнуть дьявола и очистить воздух и проложить «путь» для нас к небесам, как апостол говорит, «через завесу, то есть плоть Свою.» Это нужно было выполнить через смерть, и каким другим видом смерти это могло бы быть выполнено, кроме смертью в воздухе, то есть на кресте? Здесь снова вы видите, как правильно и естественный было для Господа пострадать таким образом; ибо так «вознесенный», Он очистил воздух от всех злых влияний врага. «Я видел сатану как падение молнии,» -говорит Он; и таким образом Он снова открыл путь к небесам, говоря: «Поднимите ваши ворота, о князья, и поднимитесь, вы, вечные двери.» Ибо для Самого Слова не нужно было открывать ворота, Он является Господом всех, и ни какое из Его дел не закрыто их Создателю. Нет, нам нужно было это, нам, которых Он Сам вознес в Своем собственном теле, чтобы тело, которое Он сначала предал смерти за всех, затем проложило путь к небесам.


Воскресение

Вполне подобает Ему смерть Его на кресте для нас и мы можем видеть насколько обоснованной она была и почему спасение мира не могло быть совершено никаким другим способом. Даже на кресте Он не скрывал Себя из вида, более того, Он сделал свидетелем все творение о присутствию его Творца. Тогда, дав однажды ему увидеть, что тело было мертво, Он не позволил храму Своего тела задерживаться во гробе долго, но в третий день воскресил его, непреходящее и нетленное, залог и символ Его победы. Конечно, в Его власти было так воскресить Свое тело и показать его живым сразу после смерти. Но всемудрый Спаситель не сделал этого, чтобы никто не отрицал, что оно действительно и полностью умерло. Помимо этого, если интервал между Его смертью и воскресением был бы два дня, то слава Его нетления могла бы не явиться. Он ждал один целый день, чтобы показать, что Его тело было действительно мертво, и затем в третий день показал это нетленным всем. Интервал не был больше, чтобы люди не забыли о нем и не засомневались, было ли оно тем же самым телом. Нет, в то время, пока все еще звенело в их ушах и их глаза помнили все, они все еще были в напряжении и их умы были в смущении, и в то время как те, кто предал Его смерти были все еще живы и сами были свидетелями этих фактов, Сын Божий через три дня явил Свое однажды умершее тело бессмертным и нетленным. И это было очевидно для всех, что ни от какой естественной слабости тело, в котором Слово жило, не умерло, но чтобы этой смертью на кресте, силой Спасителя смерть могла быть побеждена.


Сильным доказательством этого поражения смерти и победы Креста является следующий факт, а именно, что все ученики Христа презирали смерть. Они наступали на нее и, вместо боязни смерти, знамением Креста и верой в Христа попирали ее как нечто мертвое. Прежде божественного явления Спасителя даже самые святые из людей боялись смерти и скорбели по мертвым как о погибших. Но теперь, когда Спаситель воскрес в теле, смерть больше не ужасала их, но все верующие в Христа попирали ее как ничто и предпочитали скорее умереть, чем отвергнуть веру в Христа, зная вполне хорошо, что когда они умирают, они не погибают, но живут и становятся нетленными через воскресение. Но дьявол, кто издавна злобно восторжествовал в смерти, теперь, когда узы смерти стали развязаны, один остался на самом деле мертвым. Есть также и другое доказательство этого: люди, которые прежде своего принятия верой Христа ужасались от мысли о смерти и боялись ее, но обратившись, одолели ее настолько вполне, что идут нетерпеливо встречать ее, и сами становятся свидетелями воскресения Спасителя. Даже дети спешат разрешиться, а не только мужчины и женщины и духовным упражнениями готовятся встретить ее. Так слаба стала смерть, что даже женщины, которые имели обыкновение быть захваченными ею, насмехаются над ней теперь как над мертвой вещью, лишенной всякой силы. Смерть стала подобно тирану, который был полностью побежден законным царем; ранее скованные руки и ноги прохожих попирают его, толкая и ругая его, и больше не боятся его жестокости и гнева из-за царя, который победил его. Так и со смертью, побежденной и заклейменной Тем, Кто является Спасителем на кресте. Скованные некогда руки и ноги всех, кто находятся во Христе, топчут ее, проходя над ней и свидетельствуя о Нем, осмеявшем ее и говорящем: «О смерть, где твоя победа? О ад (букв. могила), где твое жало?»


Разве это не стройное доказательство бессилия смерти, как вы думаете? Или разве это маленький признак победы Спасителя над ней, когда мальчики и девочки, которые находятся во Христе и оборачиваются на свою настоящую жизнь и готовят себя ко вступления в новую? Каждый по природе боится смерти и телесного распада, но чудо чудес в том, что тот, кто причастен вере в крест, презирает это естественное опасение и ради креста больше трусливо не трепещет перед лицом смерти. Естественное свойство огня это жечь. Предположим тогда, что есть вещество типа индийского асбеста, как известно, который не боится огня, а скорее показывает бессилие огня, утверждая свою несгораемость. Если кто-то сомневался в истинности этого, то все, что ему нужно сделать, это облечься в рассматриваемое вещество и затем коснуться огня. Или, возвращаясь к нашему прежнему образу, если кто-то захотел увидеть тирана связанным и беспомощным, кто обычно был таким ужасом для других, то он мог бы сделать это просто, войдя в страну победителя тирана. В этом случае, если кто-то все еще сомневается о победе над смертью после такого количества доказательств и мученичества во Христе с таким презрением к смерти Его верных слуг, то он, конечно, не должен удивляться чуду столь великих фактов и не должен упрямиться в неверии и игнорировании очевидных событий. Но он должен быть подобен человеку, который хочет доказать свойство асбеста и подобен тому, кто входит во владение победителя, чтобы убедиться, что тиран повержен. Он должен принять веру Христову и этот неверующий в победу над смертью придет к Его учению. Тогда он увидит, как смерть бессильна и как она полностью побеждена. Действительно, было раньше много неверующих и насмешников, которые, после того, как они стали верующими, презрели смерть что даже сами стали мучениками ради Христа.


Если силою креста и верой в Христа смерть попрана, то ясно, что это Сам Христос и ни кто другой, как Архипобедитель над смертью и лишивший ее власти. Смерть была сильной и ужасной, но теперь, начиная с пришествия Спасителя и Его смерти и воскресения Его тела, она повержена. И очевидно, что это сделано самим Христом, кто был вознесен на кресте и что она была разгромлена и наконец побеждена. Когда восходит солнце после ночи и весь мир освещен им, никто не сомневается, что это солнце, которое так светит всюду и разгоняет тьму. Также ясно, что так как чрезвычайное унижение и попрание смерти последовало за явлением Спасителя в теле и Его смерти на кресте, то Сам Он привел смерть к позору и ежедневно возносит памятники Своей победы в Своих учениках. А как вы можете расценить это иначе, когда вы увидите людей естественно слабых для смерти, не пугающихся перспективой тления, бесстрашных к тому, чтобы сойти в преисподнюю и даже с нетерпеливой душой, идущих на нее, не удаляясь от пыток, но предпочитая мчаться к смерти ради Христа, нежели остаться в этой жизни? Если вы увидите вашими собственными глазами и женщин и детей, принимавших смерть ради веры Христовой, то как вы можете быть так крайне глупы и недоверчивы и повреждены в вашем разуме, чтобы не понять, что Христос, о Котором они свидетельствуют, Сам дает победу каждому над смертью, полностью бессильной для держащихся Его веры и знамения Его креста? Никто не сомневается, что змея мертва, когда он видит, что ее растоптали ногами, особенно, когда он знает, как коварна она по природе. И если кто видит, как мальчишки шутят над львом, то он не сомневается, что зверь или мертв или полностью лишен силы. Это можно увидеть собственными глазами и то же самое с победой над смертью. Сомнения больше нет, когда вы видите смерть осмеянной и презираемой теми, кто верит во Христа, значит смертью Христа она была разгромлена и тление, которое сопутствует ей, повержено и с ним покончено.


Сказанное нами действительно является не маленьким доказательством разрушения смерти и факта, что крест Господа является памятником Его победы. Но воскресением тела в бессмертие, которым завершается дело Христово, наш Спаситель и истинная Жизнь всех, более достоверен фактами, чем словами здравомыслящих. Ибо, если как мы показали, смерть была разгромлена и каждый попирает ее из-за Христа, то насколько же Он Сам сильнее сначала попрал ее и разгромил ее в Его собственном теле! Коль смерть, убитая Им, побеждена, тогда какое другое завершение могло бы быть, как ни воскресение Его тела и явление как знамение Его победы? Как могло бы поражение смерти явиться вообще, если бы не был воскрешен Господь? Но если кто-то находит и даже это недостаточным, то пусть найдет доказательство сказанного в настоящих фактах. Мертвые люди не могут эффективно действовать, их сила влияния на других продолжается только до могилы. Дела и действия, которые снабжают силой других, принадлежат только живому. Хорошо, тогда посмотрим на факты в этом случае. Спаситель действует могущественно среди людей, каждый день Он невидимо убеждает множество людей принимать Его веру и быть послушным Его учению во всем мире и в пределах и вне грекоговорящего мира. Может кто-то перед лицом этого все еще сомневаться, что Он воскрес и живет, или более того, Он является Сам Жизнью? Может ли мертвый кольнуть совесть людей так, чтобы они бросили все традиции своих отцов на ветер и склониться перед учением Христовым? Если Он больше не активен в мире, если Он мертв, то как выходит, что Он живых склоняет прекратить их дела, неверных супруг отвратить от их прелюбодеяния, убийц от убийства, несправедливых от жадности, и мирские и безбожные люди становится благочестивыми? Если Он не воскрес, но все еще мертв, то как Он побеждает и преследует и свергает ложных богов, которых неверующие считают живыми, и злых духов, которым они поклоняются? Ибо там, где Христос призывается, идолопоклонство разрушается и хитрость злых духов свергается. Действительно никакой дух не может выносить это Имя, но бежит от него. Это дело Того, Кто живет, а не мертв. И больше, это является делом Бога. Было бы абсурдно говорить, что злые духи, кого Он изгоняет и идолы, которых Он уничтожает, живы, но что Тот, Который изгоняет и уничтожает и Кого они сами подтверждают как Сына Божьего, является мертвым.
Тогда неверующие в воскресение, не имеют никакого основания в фактах, если их боги и злые духи не побеждают, как им кажется, мертвого Христа. Более того, Он свидетельствовал о них, что они мертвы. Мы согласны, что мертвый не может ничего сделать, но Спаситель действует могущественно каждый день, привлекая людей к благочестию, вдохновляя их добродетели, наставляя их удаляться от нечестия, оживляя их жажду небесного, открывая знание Отца, даруя силу перед лицом смерти, являясь каждому, смещая лжерелигию идолов. В то время как боги и злые духи неверующих не могут делать ничего из этого, а скорее меркнут в присутствии Христа и вся их показная роскошь бесплодна и не жива. Силою же креста все бросают волшебство и колдовство, все идолы оставляются в запустении и отвергаются, всякое бесчувственное удовольствие прекращается, поскольку глаза веры смотрят от земли к небесам. Кого же мы назовем мертвыми? Разве назовем мертвым Христа, Который производит все это? Но мертвый не может произвести чего-нибудь. Или мы назовем мертвой смерть, которая не может что-либо сделать, но лежит как безжизненная и разоруженная, как злые духи и идолы? Сын Божий «живой и действенный» активен каждый день и дает спасение всем, но лишение смерти силы ежедневно подтверждается, и идолы и злые духи мертвы, а не Он. Никакого места для сомнения не остается о воскресении Его тела. Действительно, кажется, что неверующий в телесное воскресение Господа не знает о власти Слова и Мудрости Божией. Если Он принял на Себя тело вообще и сделал его инструментом в исполнении Своей цели, как мы показали, то что Господу было делать с ним и какова судьба в конечном счете у этого тела, в котором Слово явилось? Смертное и предложенное смерти за всех, ему не оставалось ничего как кроме умереть. Действительно, это была та самая цель, для которой Спаситель приготовил его Себе. Но с другой стороны, оно не могло остаться мертвым, потому что оно стало самим храмом Жизни. Поэтому оно умерло как смертное, но ожило вновь из-за Жизни внутри его; и воскресение подтверждается делами, происходящими теперь.


Это сообразно природе невидимого Бога, что Он должен был таким образом познаваем по Его делам; и те, кто сомневаются в воскресении Господа из-за того, что они теперь не видят Его своими глазами, могли бы также отрицать сами законы природы. Они имеют основание для недоверия, когда дел мало, но когда дела вопиют и доказывают факт так ясно, почему они преднамеренно отрицают воскресшую жизнь, показанную так явно? Даже если их умственные способности дефектны, то их глаза могут дать им неопровержимое доказательство Божества и Власти Христа. Слепой человек не может видеть солнце, но он знает, что оно — выше земли по чувствам, которые позволяют ему чувствовать его тепло. Точно так же пусть те, кто все еще находится в слепоте неверия, признают Божество и воскресение Христа, которые Он явил через Его проявленную силу в других. Очевидно Он не изгонял бы злых духов и не повергал бы идолов, если Он был мертв, ибо злые духи не будет повиноваться тому, кто мертв. Если только Его имя изгоняет их, то ясно, что Он не мертв. И более того, духи, которые видят невидимое людьми, знали бы, если бы Он был мертв и отвергали повиноваться Ему. Но, фактически, в том, в чем бестолковые сомневаются, злые духи убеждены вполне, а именно, что Он является Богом. И по этой причине они бегут от Него и падают к Его ногам и кричат как кричали, когда Он был в теле: «мы знаем Тебя, кто Ты, Святой Божий» и, «Что у меня общего с Тобой, Сын Божий? Я умоляю Тебя, не мучай меня.» И от исповедания злых духов и от ежедневного свидетельства Его дел, явно, что никому нельзя сомневаться о том, что Спаситель воскрес в Своем теле и что Он является Самим Сыном Божиим, от Бога как от Отца, Чьим Словом и Мудростью и Чей Силой Он является. Он Тот, Кто в эти последние дни принял тело для спасения нас всех и учил мир об Отце. Он Тот, Кто разгромил смерть и даром одарил нас всех нетлением через обетование воскресения, воскресив Свое тело как первенец и явил его знамением креста как памятник Его победы над смертью и тлением.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *